Home Page
Презентация
Рыцарское право
Словарь рыцарских терминов
Решения суда
Сервис юридических, нотариальных и арбитражных служб
Отказы
Официальный бюллетень Республики Италия
Царственные (Суверенные) Дома
Рыцарские титулы
Международный Реестр
Иконографический перечень
Интервью
Интересные сведения
События
Видео
Обзор прессы
Регистрация
Услуги и стоимость
Curriculum Vitae
Сделайте заказ
E-mail
Link
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Вдаваться сегодня в тонкости вопроса о Рыцарстве и Рыцарских Орденах может показаться излишним и спорным на фоне политических, философских и общественных движений, основанных и питаемых на демагогической концепции “уравниловки(эгалитаризма), направленной на отрицание истории и традиций.

Институт “рыцарства” возникал и развивался в каждом уголке земли с давних времен как доказательство всеобщего закона об отличии людей друг от друга в силу их индивидуальной сущности; согласно Кардуччи,   Человек является “Материей и Духом – разумом и чувством”, который претерпевает эволюцию на протяжении тысячелетий, но на его пути предупреждением должны звучать слова великого Данте:

Подумайте о том, чьи вы сыны:
Вы созданы не для животной доли,
Но к доблести и к знанью рождены"
Данте Ад XXVI, 118-120

Кодексу чести Рыцарства повсеместно было присуще его глубокая связь с гражданским, полититическим и религиозным прогрессом, и Рыцарство всегда было на высоте своей роли в каждой эпохе, при любом строе.

Ведомое целью сохранения традиций как неотъемлимой составной части мирной и плодотворной жизни, этот институт Благородства смог увековечить свою историческую и общественную функцию, и в современный период растраты духовных ценностей и кризиса общества помог выжить зародышам рыцарской морали как фундаменту для восстановления, обновления и формирования этого института.

Воодушевляющим фактором для появления нового воинства являлись его права, приводимые в Капитуляриях: в Capitulare missorum (инструкция государевым посланцам) 786 года после р.Х., сказано,что на ношение оружия и лошадь имеют право не только благородные рыцари, но и слуги - их вассалы; в Капитулярии Capitulare de causis diversis 806 года был издан указ Карла Великого всем caballarii (рыцарям) являться по его повелению хорошо снаряженными, к тому же, менее зажиточным семьям было велено, что каждые семь таких семей должны снарядить одного кавалера; в Edictum Pistense (королевский эдикт) 864 года в обращении к графам и министрам королевства Карл II провозглашает запрет употребления силы в отношении франков, имеющих лошадей, или их имущества.

Именно служба вооруженных всадников легла в основу титула чести и силы феодального класса: в IX и X веках слово miles (солдат, воин, рыцарь) одновременно означало всадник и феодал.

В то время как феодальный класс сформировался как строго иерархическая закрытая стуктура с Императором во главе, Рыцарство, также создавая собственные законы и обычаи, оставалось открытым для всех, и его члены получали знаки отличия лишь согласно их доблести.

Кроме того, если в феодольном мире, вассала со своим Господином связывала присяга верности, Рыцарь давал присягу верности высшим принципам правосудия, чести, почитания Бога, защиты женщин и немощных, и действовал согласно этой присяге.

Подобная сущность Рыцарства объясняет также особенности рыцарского стиля обучения: Рыцарство, хотя, не отождествлялось с дворянством, являлось все же общественным субъектом со своими функциями и конкретными идеалами, связанное с классом Дворян и Господ общими принципами морали и религии и, принадлежа касте избранных представителей нации, оставалось, однако вне национальным организмом.

Девиз Рыцаря был “душа моя для Бога, жизнь моя для Короля, сердце мое для Дамы, честь для меня ”, он целиком посвящал себя защите веры; помощи слабым и униженным; воспитывал свой дух в культе уважения женщины, посвящая ей свои мысли и достойные произведения; чувство долга, владение оружием, мужество и дух приключений были переплетены с платоническим и романтическим культом в отношении Дамы: все его действия вдохновлялись сознанием причастности к воинству Христа и его Церкви.

Особенностями рыцарского обучения были и кодекс галантности, т.е. благовоспитанность Рыцаря; уважение к ближнему; благодушие по отношению к подчиненным; верность данному слову и предначертанному делу; презрение к подлости; любовь к военной славе; быть готовым отдать и не быть стяжателем.

Обязанности Рыцаря были объединены в следующем декалоге:
1. верь в учение Церкви и соблюдай ее предписания;
2. защищай Церковь;
3. уважай и защишай слабых;
4. люби землю, где ты родился;
5. не отступай перед врагом;
6. воюй против неверных без передышки и без пощады;
7. честно исполняй твои обязанности феодала, если они не противоречат закону Божьему;
8. не лги и не нарушай данного слова;
9. будь щедрым и терпимым со всеми;
10. где бы ни был, всегда будь образцом справедливости и добра против несправедливости и зла.

Принимая во внимание вышесказанное, очевидно, что нельзя путать понятия “рыцарь” и “феодал”, а также концепции этих двух институов, где кавалерия, т.е. рыцарство сформировалось на отличной от основ феодального строя, поскольку базировалось на приципе равенства между рыцарями, с четким сознанием своих нужд и духовных потребностей, объединяемых общностью морали и чувств, и находящих одобрение со стороны окружающеих.

Уже, начиная с XI века, в эпоху первых Крестовых походов, встречаем примеры проявления новой рыцарской морали, состоявшей также в организации больниц (орденских домов) для лечения паломников, напрмер госпиталь Св.Иоанна в Иерусалиме (иоанниты), это встречало содействие со стороны Халифов, которые предоставляли рыцарям свободу их культа, помощь и защиту в обмен на ежегодную пошлину.

Когда, в 1076 году, орды турков - сельджуков захватили арабскую империю, овладев Константинополем и угрожая порабощением всей Европе, началась печальная эра преследований христиан-паломников в Палестину и всех,  приставленных к госпитальным домам, появившихся в эпоху паломничества на Святую Землю.

Последующие преследования христиан побудили папу римскго Урбана II на знаменитом Клермонском Соборе (Франция) 1095 года призвать к началу Первого Крестового похода, в котором участвовли Рыцари христианских государств под предводительством герцога Готфрида Бульонского и графа Раймонда Тулузского, принявшим Крест Господен как символ этого великого предприятия.

Именно в тот период институт рыцарства достиг апогея важности и силы, потому что, помимо исходной цели монахов-госпитальеров, Рыцари ставили перед собой задачу охраны и защиты Гроба Господня с оружием в руках; защиты христиан и паломников на Святой Земле; лечения больных и раненых в Крестовых походах; освобождения христиан, находившихся в рабстве (достаточно вспомнить о героическом приношении себя в жертву монахами братства Матери Божьей Милосердной (де лос Мерседес) в обмен на освобождение заключенных собратьев).

Так началось стихийное образование духовно-военных Орденов.

Так таким образом происходило формирование Рыцарства, которое в XII иXIII веках обрело характер воздания заслуг исключительно по личным качествам, о чем свидетельствуют различные правила, предписывающие запрет на наследование рыцарского титула, означающего, что каждый юноша должен был сам добиться своих побед и признаний; каждый рыцарь, являясь носителем таких духовных качеств, как бесстрашие и милосердие, будучи сведующим в силе, добродетели и красоте, и, будучи способным вести за собой собратьев на защиту Веры и во Славу ее, имел право сам посвящать в рыцари других.

После второй половины XIII века и, далее, в течение XIV века, Рыцарство начало испытывать сильный упадок, теряя свое назначение с ослаблением военных кампаний, даже владение ими военным искусством превратилось в обычное ремесло. В XV веке упадок был полным, в эту эпоху Рыцарство переставало быть и военной структурой, поскольку изобретение пороха сделало излишним участие в войне кавалерии.

Таким образом, институт Рыцарства был сохранен лишь в форме Орденов, как свидетельство в веках памяти о себе и о тех, тесно связанных с их именем бессмертных идеалах, какими являются понятие крови, духа, добродетели, заслуг.

Ордены, потерявшие со временем свое первоначальное назначение, превратились в монопольную собственность Монархов, частью их личного или государственного достояния, назначение которой сотояло в воздании должных почестей лицам, проявившим себя во славу нации или Монаршего Рода, а также всем тем, которые отличились особыми достижениями в области творчества, благотворительности и актов гражданской и христианской добродетели.

Изначально Правила  поведения  членов Ордена  были ограниченны обязательным религиозным обетом, но, впоследствии, основываясь на героическом и славном рыцарском прошлом, обрели смысл достояния наивысших ценностей человечества и примера для подражания во все эпохи: будь то вера в Господа, честность и готовность придти на помощь ближнему, защита слабых и немощных, культ чести, уважение данному слову, отказ от лжи и насилия, уважение даже по отношению к врагам, поклонение Даме, защита вдов и сирот, верность Монарху: все это являлось добродетелями, отличающими членов Ордена.

Исторические перепитии порой складывались таким образом, что вынуждали некоторые ордены к роспуску, но это не помешало и не повлияло на укоренившееся к ним отношение людей, и, особенно, тех родов, которые гордились причастности к славному прошлому и знаками почестей за заслуги предков; в последствии отмечать особые заслуги знаками почета вошло в обиход всех стран и народов и принято по сей день.

Важно заметить следующее: Ордены, принадлежавшие царствующим монаршим Родам, смогли вновь самоутвердиться не только в историческом аспекте, но и с правовой точки зрения.

Дело в том, что международное право признает наличие института претендента на трон в случае отсутствия debellatio, то есть потери власти в результате отречения от своих функций и особых привилегий, связанных с проявлением этой власти; однако, в любом случае, даже за низложенным сувереном остается право на продолжение проявления некоторой королевской власти: например, титулы принадлежат Монарху и его потомкам даже в случае потери власти на территорию, поскольку понятие суверенности является частью достояния семьи, несмотря на отсутствие jus gladii – права на послушание подданных, jus majestatis – права на почести согласно рангу,  jus imperii – права командной власти.

Поэтому, Монарх может быть лишен трона и быть изгнаннымиз страны, но он никогда не может быть лишен его родовых качеств: в этом данном случае имеет место понятие претендента на престол, обладающего   всеми теми правами Монарха, которые не зависят от изменения его юридического и институционального положения, в то время как  другие права бывают приостановлены. Среди сохраненных   в целостности прав находится право jus honorum, то есть право предоставлять дворянские титулы и почетные звания рыцарских Орденов, принадлежащих собственно суверенному роду.

Когда рыцарский институт узаконен нормами международного права, узаконено и присвоение  его почетных званий, равносильных званиям любогоГосударства.

Хотелось бы добавить, однако, несколько слов в отношении так называемых независимых Рыцарских Орденов, поскольку, создается представление, что восприятие Ордена прочно связано с одобренем его статуса со стороны Святого Престола, не учитывая того факта, что независимый Орден  независим от Государств и Народов, и признание его Ватиканом может иметь лишь дополнительную психологическую нагрузку.

Высшая настоятельница правды, католическая Церковь, имеющая самый разнообразный богатый опыт в понимании универсальности гуманности, всегда верно оценивала естественное желание каждого человека – отличиться, и стояла на страже перерождения этого желания в тщеставие, исправляя ошибки каждого, кто это допускал, в том числе и Орденов.

Именно поэтому, мы придерживаемся мнения, что в пятидесятых годах прошлого века Ватикан, допустил ошибочную оценку по отношению к Орденам, дискриминируя, таким образом, законом N° 178 от 3 марта 1951 года, Рыцарские институты, которые по заслугам и славному прошлому ничем не отличались от легитимизированных Орденов, и, что внесло существенные изменения в ходе истории и рыцарских традиций в Италии в результате   спорной монополизации (в любом случае, списки Ватикана, Министерства иностранных дел и Ордена Мальты (Smom) не имеют исторической, законной и правовой силы).

Это является чрезвычайно важным уточнением, поскольку некоторым  так называемым "независимым" Орденам приклеивают ярлыки необоснованных, фальшивых, мошеннических и т.д.

На территории Италии независимым Орденам, во всем своем многообразии и множестве, вменяется "в вину" то, что они обладают независимостью, не означающей их суверенитет (территориальную власть).

Наличие большого количества подобных Орденов, обращается  во вред и ставят эти Ордены в невыгодный свет, поскольку именно на них ложится ответственность и тяжесть проступков, совершенных лишь отдельными ее членами.

Речь идет о независимых Орденах ненационального характера. Подобные Ордены в Италии не признаются, если не находятся в компетенции какого – либо иностранного государства: таким образом, каждый человек, награжденный знаками отличия непризнанного или не разрешенного указанным законом 178/1951 Ордена, может подвергнуться административному взысканию - реальность, с которой мы столкнулись в период нашей профессиональной деятельности.

В любом случае, рыцарские отличия с любой точки зрения, сегодня более, чем  когда-либо, представляют собой несмываемый след славных институтов, на которых зиждиться История, они представляют собой хронологию памятных дел, являясь, одновременно, наследием культурных и религиозных традиций, способных сохраняться и переживать века.

В наше время понятие Рыцарства отождествляется с возвышенной традицией и является доказательством того, какими благородными могли быть поступки отдельных членов общества на благо общества в целом. Явление рыцарства есть славный пример и стимул для повторения их подвигов, великих предприятий и благородных поступков.

     
     
Дон Франческо Мария Мариано
герцог дОтранто